+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Лица с двойным гражданством могут участвовать в выборах

Лица с двойным гражданством могут участвовать в выборах

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Паспорт России или Паспорт США? Двойное Гражданство! Часть 1: Плюсы и минусы паспортов России и США

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Двойное гражданство: какие обязанности возникают?

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С. Казанцева, А. Клеандрова, Л. Красавчиковой, С.

Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, Н. Селезнева, А. Сливы, В. Стрекозова, О. Хохряковой, Б. Эбзеева, В. Кара-Мурзы, установил: Гражданин В. Кара-Мурза оспаривает конституционность положения пункта 3.

Как следует из представленных материалов, Таганский районный суд решением от 2 марта года отказал в удовлетворении искового заявления В. Данное судебное решение оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель утверждает, что Конституцией Российской Федерации, гарантирующей равенство прав и свобод граждан Российской Федерации, предусмотрен исчерпывающий перечень категорий граждан Российской Федерации, лишенных права быть избранными в органы государственной власти, а ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина допускается только в той мере, в какой это необходимо в указанных ею целях, поэтому запрет на реализацию пассивного избирательного права, который установлен оспариваемым положением пункта 3.

Заявитель, таким образом, настаивает на признании положения пункта 3. Между тем приложенными к жалобе правоприменительными актами подтверждается применение в его деле этого положения лишь в части, не допускающей избрание гражданина Российской Федерации в органы государственной власти по такому основанию, как наличие у него гражданства иностранного государства.

Конституция Российской Федерации, утверждая в соответствии с волей многонационального народа России незыблемость демократической основы суверенной государственности и признавая Российскую Федерацию демократическим правовым государством, провозглашает свободные выборы высшим непосредственным выражением власти народа абзац седьмой преамбулы; статья 1, часть 1; статья 3, часть 3 и, соответственно, закрепляет права граждан Российской Федерации участвовать в управлении делами государства, в том числе посредством выборов, избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления статья 32, части 1 и 2.

Конституционная природа избирательных прав, включая их публично-правовые начала, должна учитываться федеральным законодателем при осуществлении нормативного правового регулирования, с тем чтобы во всяком случае создавалась возможность адекватного выражения суверенной воли многонационального народа Российской Федерации посредством реализации избирательных прав гражданами Российской Федерации и, соответственно, формирования самостоятельных и независимых органов публичной власти, призванных обеспечивать в своей деятельности представительство и реализацию интересов народа, гарантировать права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации.

Этим, в частности, определяются пределы усмотрения федерального законодателя при установлении исключений из принципа всеобщности пассивного избирательного права, сама возможность введения которых федеральным законом вытекает из Конституции Российской Федерации, ее статей 32 часть 3 , 55 часть 3 и 62 часть 2 , а также норм международного права, являющихся в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации.

Как следует из статьи 32 часть 2 Конституции Российской Федерации, право быть избранным в органы государственной власти закрепляется именно за гражданами Российской Федерации как лицами, находящимися в особой устойчивой политико-правовой связи с государством.

При этом на нормативное содержание пассивного избирательного права может влиять наличие у гражданина Российской Федерации политико-правовой связи с другим государством, то есть пребывание гражданина Российской Федерации в гражданстве иностранного государства. Конституция Российской Федерации прямо указывает в статье 62 часть 2 на возможность введения федеральным законом исключений из общего принципа, согласно которому наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства.

Следовательно, Конституция Российской Федерации, предусматривая в статье 62 часть 2 специальную норму, предполагающую возможность установления федеральным законом особенностей правового положения граждан Российской Федерации, имеющих гражданство иностранного государства, допускает тем самым и возможность специального правового регулирования прав и свобод данной категории граждан Российской Федерации, прежде всего политических прав, включая пассивные избирательные права как институт суверенной государственности, приобретение которых связывается, по общему правилу, с наличием у лица гражданства данного государства.

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, включая Всеобщую декларацию прав человека статья 21 , а также Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 25 которого допускает введение обоснованных ограничений права и возможности каждого гражданина быть избранным на периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Из прецедентной практики Европейского Суда по правам человека также следует, что право лица выдвигать свою кандидатуру на выборах, несмотря на его важность, не носит абсолютного характера: Устанавливая соответствующее ограничение, федеральный законодатель исходил из того, что оно обусловлено такой конституционно значимой целью, как необходимость защиты основ конституционного строя Российской Федерации статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации.

Поскольку гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство иностранного государства, находится в политико-правовой связи одновременно с Российской Федерацией и с соответствующим иностранным государством, перед которым он также несет конституционные и иные, вытекающие из законов данного иностранного государства, обязанности, значение для него гражданства Российской Федерации как политико-юридического выражения ценности связи с Отечеством объективно снижается.

Волеизъявление такого лица — в случае избрания его депутатом законодательного представительного органа государственной власти — в процессе реализации депутатских полномочий может обусловливаться не только требованиями конституционного правопорядка Российской Федерации и интересами ее народа, но и требованиями, вытекающими из принадлежности к иностранному государству.

Между тем формально-юридическая либо фактическая подчиненность депутата законодательного представительного органа суверенной воле не только народа Российской Федерации, но и народа иностранного государства не согласуется с конституционными принципами независимости депутатского мандата и государственного суверенитета и ставит под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации.

Таким образом, пункт 3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Кононова 1. Отказ в рассмотрении жалобы гражданина В. Кара-Мурзы представляется абсолютно необоснованным и произвольным.

Наличие обоих указанных условий подтверждено материалами, приложенными к жалобе, соответствует фабуле дела и, более того, признается самим Конституционным Судом в описательной части отказного определения. Именно на основании оспариваемых положений закона заявитель был исключен из списка кандидатов в депутаты Московской областной Думы.

Именно на основании тех же норм суды общей юрисдикции отказали заявителю в удовлетворении его жалобы. То есть оспариваемые в Конституционном Суде положения закона были применены в его конкретном деле. Отсутствуют также какие-либо претензии к заявителю по поводу несоблюдения формальных требований к обращению и прилагаемым документам, которые могли бы явиться основанием к отказу в приеме его жалобы.

Конституционный Суд употребил тезис об отсутствии неопределенности оспариваемого положения, что, однако, не соответствует ситуации конституционного спора и само по себе не может являться аргументом для отказа в его разрешении.

Гораздо больше резонов говорить как раз о вполне определенном противоречии указанного положения Конституции Российской Федерации. Наконец, утверждение, что оспариваемое положение закона не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы, представляется явно не соответствующим действительности с точки зрения классической логики и здравого смысла.

Вполне очевидно из материалов жалобы, что именно прямой законодательный запрет, который оспаривает заявитель, явился единственной причиной его исключения из списков кандидатов в депутаты представительного органа Московской области и лишил его возможности реализовать свое пассивное избирательное право, провозглашенное Конституцией Российской Федерации.

При этом Конституционный Суд является единственным судебным органом, в компетенцию которого входит разрешение подобного спора о конституционности законодательной нормы. Таким образом, заявитель имел все основания обратиться в Конституционный Суд за защитой своих прав и свобод и требовать рассмотрения своей жалобы по существу в процедуре конституционного судопроизводства.

Однако в результате такого отказа он был лишен права на справедливое и публичное судебное разбирательство компетентным судом, то есть в отношении его имел место произвольный и ничем не обоснованный отказ в правосудии.

Попытка обоснования Конституционным Судом лишения пассивного избирательного права — в данном случае лишения граждан Российской Федерации, имеющих иное двойное гражданство, права избираться в представительные органы власти не только не соответствует, по нашему мнению, духу конституционных принципов, основам конституционного строя, понятию демократического правового государства, но и прямо противоречит конституционному регулированию данного права.

Несомненно, что избирательные права представляют основу политических прав и свобод и правового статуса гражданина в целом. Именно через свободные периодические выборы реализуется идея демократии, принцип народовластия и легитимация органов государственной власти и местного самоуправления статья 3 Конституции Российской Федерации.

В силу этой особой важности избирательных прав для основы конституционного строя вообще всякая возможность их ограничения должна быть оговорена исключительно на конституционном уровне и иметь убедительное и ясное основание, о чем свидетельствует и текст Конституции Российской Федерации.

Провозглашая избирательные права граждан Российской Федерации, статья 32 Конституции Российской Федерации предусматривает лишь два случая, когда право избирать и быть избранным не может быть реализовано гражданами: Для обоих этих исключительных случаев имеются вполне очевидные причины — объективное ограничение свободы выбора вследствие психических недостатков недееспособного лица либо режима отбывания лишения свободы, который сам по себе препятствует свободе волеизъявления и реализации права выставлять свою кандидатуру на выборах.

Знаменательно, что в обоих случаях ограничение права основывается на судебном решении, что придает ему характер ясного и бесспорного основания. При этом не могут быть ограничены в избирательных правах ни лица, находящиеся под стражей до вступления в силу приговора, ни осужденные к иным наказаниям, не связанным с лишением свободы, то есть ограничения избирательного права не связываются с упреком в совершении уголовного преступления, а лишь с режимом отбывания лишения свободы.

Очевидно, что введение лишения избирательных прав как самостоятельной меры уголовного или иного вида наказания за совершение какого бы то ни было правонарушения, как это было в прежние времена, противоречило бы указанной норме Конституции.

Очень важно для данного дела отметить, что никаких иных ограничений активного и пассивного избирательных прав данная специальная норма Конституции Российской Федерации не содержит и сама ее конструкция не допускает. Этот перечень, несомненно, носит исчерпывающий характер.

В отличие от ряда других статей Конституции Российской Федерации например, 25, 29, 34, 35, 36 и др. Такая конструкция нормы, следовательно, не допускает в регулировании избирательных прав применения общих положений части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации о возможности их ограничения федеральным законом.

Аналогичным образом сконструированы многие международные нормы о правах и свободах человека и гражданина, которые включают в себя ad hoc перечень отличных от общего правила ограничений, возможных только для регулирования данного права или свободы см.

Если бы конституционный законодатель предполагал возможность расширения перечня ограничений избирательных прав в федеральном законе, то по меньшей мере он обязан был бы указать на это явным образом, в противном случае прямое указание в части 3 статьи 32 Конституции Российской Федерации лишь двух указанных ограничений не имеет смысла.

Следует полагать, что это сделано осознанно с предвидением возможных последствий. Правила толкования норм об основных правах и свободах, вытекающие, в частности, из положений статей 2, 18 и других Конституции Российской Федерации, не допускают расширительного толкования ограничений прав и свобод, тем более расширения закрытого конституционного перечня таких ограничений.

Отсылки Конституционного Суда к прецедентной практике Европейского Суда по правам человека не представляются адекватными, во-первых, потому, что обстоятельства конкретных дел и правовые проблемы слишком различны, чтобы применить прецедентное решение.

Во-вторых, Конституционный Суд лишь выборочно цитирует правовые позиции Европейского Суда, ссылаясь на те положения, которые, по его мнению, свидетельствуют в его пользу. На самом деле это не так. Так, говоря о свободе усмотрения в регулировании избирательного права государств — участников Конвенции, Европейский Суд уточняет, что он имеет в виду лишь то, что статья 3 Дополнительного протокола не предусматривает никакой обязанности вести какую-либо определенную избирательную систему, например пропорциональную или мажоритарную в один или два тура.

Европейский Суд говорит также о свободе усмотрения государств в рамках своего конституционного строя, и Конституционный Суд процитировал эту фразу без уяснения ее смысла, явно намекающего на принципиальные конституционные ограничения этой свободы усмотрения.

Ограничения субъективных избирательных прав, утверждает далее Европейский Суд, не могут достигать той степени, когда эти права теряют реальное содержание, они не могут быть произвольными, должны преследовать лишь правомерную цель, а используемые средства должны быть соразмерными.

Право на свободные выборы подразумевает принцип равенства всех граждан при осуществлении ими права голоса и права выставлять свою кандидатуру на выборах.

Вопреки утверждениям Конституционного Суда ни Конституция, ни законодательство Российской Федерации о гражданстве не содержат никакого намека на отрицательную оценку факта наличия у российских граждан гражданства иностранного государства двойного гражданства , никаких указаний на упречный гражданский статус таких лиц, и правила добросовестного толкования не позволяют вывести из этих положений возможность какого-либо ущемления их политических или любых других прав.

Вслед за этим Конституция Российской Федерации провозгласила, что российские граждане могут иметь гражданство иностранного государства двойное гражданство в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации статья 62, часть 1.

При этом закон никак не ограничивает права гражданина Российской Федерации, не обусловливает возможность иного гражданства наличием или отсутствием международных договоров и соглашений, не требует получения на это разрешения или одобрения со стороны государства или его органов, не оценивает мотивов и побуждений данного гражданина, оставляя этот вопрос на его полное усмотрение.

Федеральный закон вообще безразлично относится к факту другого гражданства, никак не учитывает его как юридически обязывающее состояние, не создает никакого особого гражданского статуса таких лиц, прямо констатируя, что российский гражданин, имеющий также иное гражданство, рассматривается Российской Федерацией в его правах и обязанностях только как гражданин Российской Федерации.

Приобретение гражданином Российской Федерации иного гражданства, как гласит закон, не влечет за собой прекращение гражданства Российской Федерации, а значит, прекращение действия каких-либо его прав и обязанностей. Однако в отношении обязанностей а у граждан Российской Федерации только одна специфическая конституционная обязанность — несение военной службы может быть и иное решение.

Закон в данном случае абсолютно соответствует истинному смыслу части 2 статьи 62 Конституции Российской Федерации, согласно которой наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства.

Никаких исключений из этого принципа нет. Практика международно-правовых договоров о двойном гражданстве также свидетельствует о том, что предметом соглашения является не какое-либо ограничение прав и свобод таких граждан, а, наоборот, взаимное их признание и более того — устранение коллизии обязанностей, как правило, касающихся военной службы.

Так, соглашения Российской Федерации о двойном гражданстве с Туркменией и Таджикистаном предусматривают, что граждане обеих сторон в полном объеме пользуются правами и свободами и несут обязанности военной службы той стороны, на территории которой они постоянно проживают.

Такое регулирование прав и обязанностей лиц, имеющих гражданство двух и более государств, согласуется с наиболее распространенной международной практикой и, в частности, соответствует Европейской конвенции о гражданстве года. Конвенция была подписана Российской Федерацией под условием ратификации, в силу чего Россия обязана воздерживаться от действий, противоречащих этому соглашению.

Статья 21 оговаривает, что такие лица должны выполнять свою воинскую обязанность только в одном из этих государств. Таким образом, ни Конституция Российской Федерации, в том числе ее статья 62, ни законодательство о гражданстве, ни общепринятая международная практика не содержат никаких ни прямых, ни косвенных, ни подразумеваемых оснований для ограничения прав и свобод граждан, имеющих иное гражданство в соответствии с международным договором или приобретших его по иным причинам.

Вообще обычному, даже не юридическому, сознанию трудно представить, что граждан одной страны можно разделить на полноправных и второстепенных, что их можно лишить политических прав по причинам, которые даже самим государством не признаются как значимые, обязательные и тем более упречные.

Выделение оспариваемой заявителем нормой закона особой категории граждан, лишенных права быть избранными в представительные органы, является очевидным, явным и бесспорным нарушением одного из основных принципов права — равенства и запрета дискриминации.

Между тем статья 6 Конституции Российской Федерации утверждает, что гражданство Российской Федерации является единым и равным независимо от оснований приобретения и что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией.

Равенство прав и свобод человека и гражданина гарантирует статья 19 Конституции Российской Федерации. Запрет на дискриминацию всякого рода по любому какому бы то ни было признаку содержится также в статье 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, в статье 14 Конвенции о правах человека и основных свобод, в статьях 5, 17 цитированной выше Европейской конвенции о гражданстве.

Игнорирование всех этих документов и провозглашенных в них принципов остается в данном деле необъяснимым.

Статья 4. Всеобщее избирательное право и право на участие

Двойное гражданство: Знания Это и будет второе гражданство. После получения второго третьего, пятого гражданства российское гражданство сохраняется. В законодательстве РФ нет ограничений на количество гражданств:

The object of this research is the international and domestic legal regulation in the area of dual citizenship. The subject is the dual citizenship. The issue of dual citizenship is currently relevant not only for Russian Federation, but also many other countries.

Гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства двойное гражданство в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Комментарий к Ст. Согласно ч.

Кто может и кто не может участвовать в выборах президента РФ. Досье

Статья Приобретение гражданства Российской Федерации по рождению 1. Ребенок приобретает гражданство Российской Федерации по рождению, если на день рождения ребенка: Федерального закона от Ребенок, который находится на территории Российской Федерации и родители которого неизвестны, становится гражданином Российской Федерации в случае, если родители не объявятся в течение шести месяцев со дня его обнаружения. Прием в гражданство Российской Федерации в общем порядке 1. Иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста восемнадцати лет и обладающие дееспособностью, вправе обратиться с заявлениями о приеме в гражданство Российской Федерации в общем порядке при условии, если указанные граждане и лица:

Имеет ли права голосовать человек с двойным гражданством

Статья 4. Всеобщее избирательное право и право на участие Статья 4. Всеобщее избирательное право и право на участие 1. Гражданин Российской Федерации, достигший возраста 18 лет, имеет право избирать, голосовать на референдуме, а по достижении возраста, установленного Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями уставами , законами субъектов Российской Федерации, — быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г.

Кто может и кто не может участвовать в выборах президента РФ. Прием документов от претендентов на высший пост в стране будет продолжаться до Выборы главы государства состоятся 18 марта года. Общие принципы избирательного права Выборы президента РФ проводятся тайным голосованием на основе всеобщего равного и прямого избирательного права.

Аналогичные ограничения для кандидатов закреплены в п. Красинский В. В своем Определении от Поскольку гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство иностранного государства, находится в политико-правовой связи одновременно с Российской Федерацией и с соответствующим иностранным государством, перед которым он также несет конституционные и иные вытекающие из законов данного государства обязанности, значение для него гражданства Российской Федерации как политико-юридического выражения ценности связи с Отечеством объективно снижается.

.

.

Рассмотрим обязанности при двойном гражданстве в России и не судимы в своей стране, иначе в получении второго гражданства могут отказать. Голосовать на выборах. Участвовать в общественной жизни.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 10
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Викентий

    І тепер я повинен ще платити штрафи? Попри те що це йде всупереч конституції України? А якщо авто не находу? А якщо після оплати штрафу 8500 приходить ще штраф.то думаю що конституційний суд України повинен відмінити його.чи варто боротись таким методом чи краще авто під прес віддати?

  2. exkinnasy

    Как уже говорил некий неустановленный блогер, искоренить корупцию очень просто, нужно назначить вознаграждение за сдачу доказательств случаев корупции

  3. Милица

    Да, адвокат,если он действительно адвокат,который работает на совесть, должен постоянно работать над повышением своего проф.уровня, а также относиться к каждому делу,особенно гражданскому,как своему личному! Вот тогда права клиента будут надёжно защищены!

  4. cellperdecor

    Юлюкаев сел не за взятку. Он сел потому что не представлял интересам конкретных интересантов.

  5. Максим

    Скоро некому будет платить штрафы. Все уедут.(((

  6. Амос

    Працюй а не пизди

  7. Болеслав

    Каким образом могут отжать квартиру и как от этого защититься?

  8. Мокей

    Снимем порчу с блях, а также номера с машины. Откатаем яйцами еврономер до украинского, хоть он и будет свиду все еще евро, но со временем станет другим но этот не точно). Возможна растаможка по фото. На кофейной гуще предсказываем мысли Южаниной. Так же по фотографии ускоряем продажу. Поможем сжечь авто по принципу автоевросилы на зло кондуктору пойду пешком).

  9. Пульхерия

    А если я учился в колледже всего 1 год, получил отсрочку до конца обучения, а в следующем году поступил в вуз. Могу ли рассчитывать на отсрочку?

  10. Розалия

    Как юрист ни о чём не сказал. Как не юрист тоже.

© 2018 essexpubwalks.com